Финансовая система современности. Перспективы развития финансового мира.
 
Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ ТЕМА НЕДЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО - Совместить системы координат (Эксперт (Россия), 17 января 2013г.)

ТЕМА НЕДЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО - Совместить системы координат

Сахаров Юрий

17 января 2013

Эксперт (Россия)

Власть и бизнес, находясь в тесной взаимосвязи, живут в разных реальностях. Причем влияние российского государства на экономику растет с начала 2000-х годов, а здоровое - через публичную политику - воздействие бизнеса на власть сходит на нет. Сегодня обе стороны вынуждены искать эффективные механизмы партнерства: только на этом условии можно выйти из кризиса, сохранив идею модернизации.

Ни один сколько-нибудь масштабный инвестпроект, в особенности инфраструктурного характера, даже в докризисные времена не мог быть реализован без участия федерального центра. Более того, от позиций в межрегиональной конкуренции за все более и более централизуемые ресурсы зависело будущее того или иного субъекта РФ, в частности, возможность его устойчивого развития по инновационному сценарию.

В условиях кризиса государство стало заниматься прямым распределением финансовых ресурсов (ликвидности), а также инвестиционных потоков. И в этой связи российским регионам - причем как власти, так и бизнесу - будет необходимо четкое понимание механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП). Надо признать, что алгоритм использования этих механизмов для реализации региональных проектов пока не сложился, но опыт есть, и проанализировать его именно сейчас особенно полезно.

Брак по расчету

Рейтинговое агентство Standard & Poorєs определяет ГЧП как любые средне- или долгосрочные взаимоотношения между государственным и частным сектором, основанные на разделении рисков и доходов, а также объединении финансовых ресурсов и компетенций. Основными формами ГЧП являются:

контракты, которые государство заключает с частными компаниями;

передача государством в аренду частным компаниям своей собственности (зданий, сооружений, оборудования) на возмездной основе;

соглашение о разделе продукции, в соответствии с которым государство предоставляет частной компании на возмездной основе и на ограниченный срок исключительные права на поиск, разведку и добычу минерального сырья на определенном участке недр, а инвестор проводит эти работы за свой счет и на свой риск, а затем делит полученную продукцию с государством;

создание государственно-частных холдингов для развития приоритетных отраслей экономики (таких как Объединенная авиастроительная корпорация, ОАО "ЭйрЮнион" и Государственная судоходная компания);

концессии - предоставление государством-концедентом частной компании-концессионеру прав пользования госсобственностью за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, составляющих исключительную монополию государства.

Партнерство с бизнесом позволяет государству решать системные проблемы развития, экономя бюджетные затраты, разделяя риски, а также повышая качество работ и услуг. Интерес ГЧП для бизнеса составляют: доступ к традиционно государственным сферам хозяйственной деятельности, прямая поддержка со стороны властей плюс долговременное размещение инвестиций под государственные гарантии.

По данным "Центра региональной политики" (Москва), потребность в ресурсах для реализации крупных промышленных проектов со стороны субъектов РФ, входящих в Приволжский федеральный округ, составляет около 20 млрд долларов на период до 2015 года (оценка сделана до наступления финансового кризиса. - Прим. ред.). Особенно нуждаются в инвестициях "точки роста" - территории с высоким экономическим потенциалом. В Поволжье к ним относятся, в частности, самарско-тольяттинская агломерация и Казань вкупе с Набережными Челнами и Нижнекамском. Они обладают развитой промышленностью, в которой удачно сочетаются сырьевые и обрабатывающие, в том числе высокотехнологичные, отрасли.

Однако кредитные организации и в докризисное время не особенно стремились входить в масштабные и долгосрочные региональные проекты. Согласно опросу, проведенному в январе-феврале 2011 года Ассоциацией региональных банков России и консалтинговой группой "Банки. Финансы. Инвестиции" (Москва), лишь три процента респондентов назвали данное направление приоритетным, а подавляющее большинство предпочло ритейл и обслуживание корпоративных клиентов. Нарастающий дефицит ликвидности лишь усугубляет этот настрой, так что в нынешних условиях в роли "якорного" инвестора крупных региональных проектов может выступать исключительно власть.

Впрочем, если ее намерения выражены недвусмысленно, а разработанный по всем правилам проект сулит прибыль, вложения со стороны бизнеса не заставят себя долго ждать. По оценке руководителя Внешэкономбанка (ВЭБа) Владимира Дмитриева, на каждый рубль от государства можно привлечь три-пять рублей от частных инвесторов. На этой идее и базируется ГЧП в сфере экономики. Привлекательность проектов, реализуемых с использованием такого партнерства, объясняется просто: первичными потребителями их продукции, а стало быть, источниками будущего денежного потока являются субъекты РФ и муниципальные образования, чей рейтинг близок к суверенному рейтингу страны.

Однако поволжские регионы лишь примериваются к ГЧП, и их практический опыт в этой сфере небогат. Одним из весьма показательных прецедентов является создание ОАО "Корпорация развития Самарской области". По замыслу региональных властей, эта компания призвана стать интегратором региональных институтов развития, в частности, инновационных и ипотечных фондов, технопарков и областных целевых инвестпрограмм.

Под диктовку государства

Согласно концепции, утвержденной самарским областным правительством в мае 2011 года, главная цель корпорации - реализация инвестпроектов, которые могли бы стать "точками роста" региональной экономики, однако связаны с высокими рисками и предполагают срок окупаемости не менее пяти лет. Разрешить это противоречие предполагается за счет создания "прямых и косвенных условий" (здесь и далее цитируется текст концепции. - Прим. ред.), при которых участие в подобных проектах станет выгодным для бизнес-структур. Как именно они смогут получать "разумную прибыль", детально не раскрывается - лишь декларируется, что это будет происходить под контролем государства. Организационно-правовой формой корпорации определено ОАО "с достаточным участием Самарской области". С учетом заключенного в октябре 2010 года соглашения о стратегическом сотрудничестве региона с ВЭБом стороны поровну поделили контрольный пакет (50,2%), а остальные 49,8% от уставного капитала (четыре млрд рублей) решили восполнить за счет "институциональных целевых инвесторов-учредителей", оговорившись, правда, что при отсутствии таковых "на начальном этапе их место займет Самарская область".

В качестве этих самых инвесторов чиновники видят крупные компании, "имеющие долгосрочные интересы в регионе и стремящиеся к налаживанию конструктивного взаимодействия" с местными властями. Это, в первую очередь, госкорпорация "Ростехнологии", НК "Роснефть" и АвтоВАЗ, которым, тем не менее, придется пройти отбор и подписать меморандум, фиксирующий их заинтересованность "не только в извлечении прибыли", но и в "повышении качества жизни населения в регионе".

Схема управления корпорацией выстроена так, чтобы инвестиционные решения принимались при доминировании региональных властей: шесть из семи членов совета прямо зависимы от местных властей, а участие ВЭБа ограничится одним местом. Такой расклад сохранится и в случае вхождения в корпорацию новых инвесторов: нынешний вариант концепции "не рекомендует" увеличивать состав совета директоров более чем на два места.

"Нам нужно создать открытую компанию, 49 процентов акций которой будут приобретены инвесторами на рынке", - обозначает конечную цель глава областного минэкономразвития Габибулла Хасаев. Однако эти намерения не вполне сочетаются с предложенной самарскими властями моделью менеджмента. Поэтому стоит ожидать корректировки.

Татарстанская модель

Согласно наиболее распространенной схеме ГЧП, государство за свой счет оснащает инфраструктурой площадку и поддерживает налоговыми льготами приходящий на нее частный бизнес. В наиболее полном виде эту схему воплощают особые экономические зоны (ОЭЗ) и технопарки. В стране и в Поволжье их не так много, а дающих реальный эффект в виде высокотехнологичной продукции еще меньше. Первыми на ум приходят ОЭЗ "Алабуга" и инновационно-производственный технопарк (ИПТ) "Идея". То, что обе эти структуры расположены на территории Республики Татарстан, имеет знаковый смысл: в этом субъекте РФ власть и бизнес - не просто партнеры, они взаимно инкорпорированы, и на этой - неоднозначно воспринимаемой многими - базе строится доверие между ними.

Вся инфраструктура "Идеи" профинансирована правительством Татарстана. Точно так же, как и инвестиции в проекты, единственным обеспечением которых были бизнес-идеи малых венчурных предприятий. Сейчас это один из крупнейших в Европе технопарков с годовым оборотом около 1 млрд рублей.

Еще один парк - "Мастер" - создан в 2004 году Республикой Татарстан (в лице ИПТ "Идея") совместно с КамАЗом. Здесь не просто сдают в аренду производственные площади, но и помогают арендаторам в создании и развитии бизнеса. С номенклатурой КамАЗа связаны примерно 40 компаний, а всего их около сотни. Общая численность работающих достигает 1500 человек, а суммарный годовой оборот предприятий "Мастера" превышает 1,5 млрд рублей.

По образу и подобию этого парка сформировано 12 площадок в разных городах республики. Создание в Казани технополиса "Химград" и парка высоких технологий уже началось. Первый будет состоять из технопарка (включающего бизнес-инкубатор и корпоративный университет), сырьевой биржи, а также жилых домов и объектов соцкультбыта. Парк высоких технологий образуют две структуры - ИТ-парк с капитализацией 300 млн рублей на базе ИПТ "Идея" и нефтехимический парк на площадях технополиса "Химград". Общая сметная стоимость проекта - более 7,8 млрд рублей, причем 43% инвестиций поступят из федерального бюджета, 35% - из республиканской казны и лишь 22% - от частного бизнеса. Налицо опять же доминирование государства, только не административное, как в самарской корпорации развития, а финансовое.

Другая ситуация складывается при реализации крупнейшего проекта госпрограммы создания технопарков в сфере высоких технологий - ИТ-парка "Анкудиновка" (Нижний Новгород), нацеленного на производство софта на экспорт. Из общего объема инвестиций в 15 млрд рублей 1,5 млрд будет выделено из областного бюджета, 1,6 млрд - из федеральной казны, а еще 11,9 млрд вложат частные инвесторы. Свою заинтересованность в данном проекте, кроме местных компаний, выразили Intel, Microsoft и IBM. Расчетная производительность "Анкудиновки" - 10 млрд рублей в год, однако пока не известно, кем заселить огромные площади, где взять столько компаний-резидентов, ведь уже сегодня в Нижнем Новгороде ощущается дефицит разработчиков программных продуктов. Если ответы на эти вопросы не будут найдены вовремя, частный капитал вкупе с бюджетными инвестициями уйдет не на создание новых технологий, а в более понятное бизнесу русло - сдачу помещений в аренду.

Саратовские страдания

В Саратовской области ставку в развитии ГЧП делают на концессии. Поясним, что по концессионному соглашению инвестор обязуется создать (реконструировать) недвижимое имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, а затем получать прибыль от эксплуатации этого имущества. Посредством подобных соглашений саратовские власти хотят привлечь частный капитал в такие сферы, как ЖКХ, изношенное на 60-80%, спорт, культура, отдых и туризм, дорожное строительство, а также тепло- и электросетевое хозяйство. За счет концессий пытаются решить и проблему "незавершенки": сегодня в регионе насчитывается более 400 недостроенных объектов, и чтобы довести их до ума, требуется около 18 млрд рублей.

Областное правительство составило предварительный перечень из 360 объектов, которые могут быть предложены (разумеется, после правовой "очистки") в концессию отобранным по конкурсу местным, инорегиональным и даже зарубежным компаниям. Заявки от потенциальных концессионеров уже поступают. Есть коммерческие структуры, которые хотели бы достроить в Саратове здание театра юного зрителя, чтобы затем использовать его как объект культурного назначения, а международный инвестфонд AFC готов заняться ЖКХ (по примеру Татарстана, инвестору предложат 75-процентную долю в государственно-частной компании, а региональное правительство оставит за собой блокпакет акций и тарифное регулирование).

Однако стараниям саратовских властей мешают правовые коллизии. Федеральный закон "О концессионных соглашениях", вступивший в силу в июле 2005 года, до сих пор не подкреплен исчерпывающе полной системой подзаконных актов. Между тем правоотношения концедента и концессионера находятся на стыке сразу нескольких разделов законодательства (в частности, бюджетного, о закупках, о конкуренции и естественных монополиях) и регулируются весьма сложно, с акцентом на интересы концедента.

Так, объект концессионного соглашения сразу же после его создания переходит в собственность государства или муниципалитета, а права концессионера регистрируются лишь в качестве обременения, что сильно снижает инвестпривлекательность проекта для кредитующих банков, которые не могут принять такой объект в качестве залога. Кроме того, концессионер обязан платить концеденту за право пользования его имуществом до тех пор, пока не истечет срок действия соглашения. Таким образом, стоимость объекта концессии для частного инвестора возрастает чуть ли не вдвое. Еще один пример. Регулирование коммерческой деятельности концессионера осуществляется государством - третьими лицами вне зависимости от контрактных обязательств концедента. Иными словами, ни один из партнеров по договору концессии не управляет рисками регулирования, что тоже не способствует ГЧП в рассматриваемой форме.

Ближе к земле

Становясь на глазах национальным антикризисным проектом, ГЧП должно обеспечить смену экономической парадигмы: финансовые спекуляции, которые, подобно вирусу, распространялись по всему миру за счет процессов глобализации, должны уступить место созданию реальных активов в реальном секторе экономики. Применительно к сегодняшнему дню это означает, что ликвидность, размещенная государством в "свои" кредитные организации - Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк, должна как можно быстрее дойти до производителя. В частности, до компаний среднего и малого бизнеса, которые испытывают сейчас острый дефицит оборотных средств, а об инвестпроектах стараются не вспоминать вовсе.

Параллельно необходимо в течение нескольких месяцев закрыть хотя бы самые крупные инфраструктурные пробелы. Во-первых, создать операционально-удобное и прозрачное правовое поле, включающее федеральное и региональное законодательство, а также четко прописанные административные процедуры. Во-вторых, обеспечить открытость проектов, осуществляемых в формате ГЧП, а также подотчетность их операторов (может быть, даже понятие коммерческой тайны должно применяться к ним с некоторыми ограничениями). Наконец, регламентировать процедуру распределения прибыли, полученной при реализации проекта, - еще на стартовой площадке совместить законные интересы партнеров.

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.